Авакян Григор Еремович/Баденков Ю.П. Памяти Григора Авакяна

Материал из Энциклопедия фонда «Хайазг»

Перейти к: навигация, поиск

Памяти Григора Авакяна

Ю.П. Баденков
Руководитель Горной группы МАБ-6 / Институт географии РАН
Вице-президент Международного горного общества


Григор Авакян был невысоким миниатюрным мужчиной, но он, несомненно, был могучим бойцом, когда речь заходила о горных районах Кавказа и, прежде всего, Армении. Он был лидером в исследовании проблем устойчивого развития горных районов Армении и внедрении результатов этих исследований в практику планирования и социально-экономического развития.

Мы познакомились с Григором Еремовичем где-то в 1987 или 1986 году. Он пришел к нам в Институт географии АН СССР, где я руководил Лабораторией горных геосистем, являющейся одновременно и горным Центром программы ЮНЕСКО «Человек и биосфера» - МАБ-6. В то время он готовил к изданию свою монографию «Люди и горы», которая увидела свет в 1989 году. Именно по этой работе я и мои коллеги из лаборатории узнали Григора Авакяна не только как крупного социально-экономического географа, но и как «горного человека». О нашей группе Григор Еремович узнал по издаваемому нами Информационному бюллетеню горного проекта МАБ-6 ЮНЕСКО. Неудивительно, что мы сразу же «признали» друг друга и нашли множество общих тем и сюжетов по проблемам развития горных районов.

Нас удивил один момент: насколько тесно методологические и методические подходы Г.Е. Авакяна и его учеников и соратников перекликались с подходами известных западных исследователей, представляющих всемирно признанные школы альпийской горной географии – Бруно Мессерли, Джека Айвза, Пауля Мессерли, Кристофа Штаделя, Йорга Штадельбауэра и многих других. И это притом, что Григор Еремевич, не владея иностранными языками (тогда это было «нормой» советского исследователя), не имел прямого доступа к многочисленным зарубежным публикациям по этой проблематике. Конечно, существовало небольшое количество переводных работ (или пересказов), однако феномен близости методологических подходов заключался, на мой взгляд, в другом: Григор Еремович твердо стоял на земле и хорошо знал реальную суть горных проблем Армении и Кавказа. Он знал проблемы развития горных сел и районов во всей их полноте и сплетении социальных, экономических, природных и культурных проявлений. В то время еще не была легально оформлена специальная научная дисциплина – монтология – рассматривающая горные территории как единую неразрывную социально-экологическую систему[1] В этом контексте, Григор Еремович, был, безусловно, одним из первых советских монтологов. Он исповедовал комплексный взгляд на проблему социально-экономического и культурного развития горных народов в интерьере природных и культурных (антропогенно-трансформированных) ландшафтов, учитывающий исторический и геополитический контексты развития. Его теоретические построения базировались на знании реальных проблем в реальных местах.

Из этой встречи в «бункере[2] Лаборатории горных геосистем, расположенной в арендуемом подвале на старом Арбате, родилась наша дружба и научное сотрудничество.


Международная горная конференция в Цахкадзоре (октябрь 1998)

Поэтому, когда в 1988 году Международное горное общество, поддерживаемое ЮНЕСКО и Университетом ООН, предложило нам провести в СССР крупную международную конференцию на тему «Трансформация горной окружающей среды: региональное развитие и устойчивость, последствия глобальных изменений», то мы предложили сделать это в Армении. Тому было несколько причин. Как правило, международные проекты, в которых участвовали академические институты, выполнялись на Северном Кавказе или в Грузии и Азербайджане. Такими были проекты «Альпы-Кавказ» (советско-французский) и «Кавказ-Стара-Планина» (Советско-болгарский). Академик В.М. Котляков и руководство Института географии согласилось с нашими доводами и приняло решение расширить географию международного научного сотрудничества на Кавказе и провести эту Конференцию в Армении. Очень важным «козырем» в пользу этого решения было наличие в Ереване сильной группы горных географов во главе с профессором Г.Е. Авакяном. Сейчас мы можем сказать, что эта группа представляла собой в то время армянскую школу горной географии.

Подготовка конференции заняла год серьезной работы для проведения этого мероприятия. Дело в том, что на конференцию собирался приехать весь цвет горной географии того времени – советской и зарубежной. Высокий международный статус конференции обеспечивался «зонтиком» Университета ООН и ЮНЕСКО. Все это служило сильной мотивацией для нашей «сборной команды» организаторов конференции – Горной группы ИГ АН СССР и Горной группы Института народного хозяйства Армении, возглавляемой Г.Е. Авакяном. Надо было провести конференцию по высшим международным стандартам!

Сделать это в те драматичные годы было совсем непросто. Сумгаитские события и начало войны в Карабахе. Первые открытые столкновения в Цхинвали. Наконец, трагедия Спитакского землетрясения. Все это происходило в 1988 году, накануне Конференции в Цахкадзоре и коснулось организаторов и участников самым непосредственным образом. Дело в том, что, в соответствии с традициями международного горного общества, открытию конференции предшествует полевая экскурсия по региону, являющаяся своеобразной прелюдией научных докладов и дискуссий. Соответственно, Конференция в Цахкадзоре «открылась» 5-ти дневным пересечением Кавказа по маршруту Минеральные Воды – Приэльбрусье – Владикавказ – Тбилиси – Спитак – Цахкадзор. Для тридцати зарубежных ученых – обитателей Ноева ковчега (так мы прозвали наш автобус) - это было «глубинное погружение» в мир Кавказа, его природного и культурного разнообразия, истории, реальных проблем трансформации (на самых ранних ее этапах) советской доктрины развития горных районов.

Надо сказать, что горная Конференция в Цахкадзоре явилась важной вехой развития региональных горных исследований в СССР/России, заложив начало широкомасштабного сотрудничества ученых страны в рамках горного проекта МАБ-6 Программы ЮНЕСКО «Человек и биосфера». Участие крупнейших зарубежных ученых способствовало развитию научных связей и развитию многих проектов на долгую перспективу. Конференция имела большой международный резонанс. Это был крупный успех, который был бы невозможен без достойного вклада армянских коллег и, прежде всего, Григора Еремовича. Без его «ядерной энергии» и настойчивости вряд ли удалось провести это мероприятие в Армении и Цахкадзоре, который был выбран вполне осознанно: достигнуть концентрированной работы участников можно было, лишь собрав участников в небольшом горном городке, вдали от «столичных отвлечений».

Я помню, что вся эта красивая идея чуть не рухнула, столкнувшись с реальными жизненными проблемами: санаторий, в котором планировалось проведение Конференции, был отдан беженцам из Нагорного Карабаха. И это было правильное решение. Потребовались огромные усилия, чтобы получить согласие Советского олимпийского комитета на проведение конференции в Олимпийском комплексе Цахкадзора. Конечно же, Григор Еремович, играл более чем заметную роль в решении этого, и многих других вопросов.

Почему я так много внимания уделяю Конференции 1988 года в Цахкадзоре? Не только потому, что это был двухлетний опыт сотрудничества с Григором Еремовичем и его коллегами на регулярной основе. Не потому, что приходилось решать множество сложных организационных (порой – политических) вопросов. И даже не потому, что укрепились наши личные контакты, переросшие впоследствии в добрые товарищеские отношения. Главное, на мой взгляд, заключается в том, что в процессе формирования научной программы Конференции, подбора и приглашения некоторых авторов. В Цахкадзоре закладывалась неформальная международная Программа научных исследований по устойчивому развитию горных районов. В этой работе участвовали известнейшие зарубежные горные «авторитеты» - Бруно Мессерли (Швейцария), Джек Айвз (США), Лари Хамилтон (США), Д. Бандападхайа (Индия), Кристоф Штадель (Австрия) и др. Советская горная наука также вносила свою достойную лепту в этот процесс: Г.Е. Авакян, Н. Беручашвили, В.Н. Большаков, В.М. Котляков, М.А. Голубец и др. Впоследствии, эта работа, в процессе развития, оформилась в формат «Горной Главы 13», вошедшей в Глобальную Повестку дня на 21 век (Agenda 21), принятую на Саммите ООН по окружающей среде и развитию в Рио (1992). Пишу об этом с полным основанием, поскольку сам участвовал в работе горной группы (Mountain Agenda 21) по подготовке этого документа. Практически все члены этой группы участвовали в Конференции в Цахкадзоре.

Григор Еремович принимал самое активное участие в работе Конференции. Он сделал блистательный доклад «Экономическая и демографическая поляризация горных и низменных регионов», в котором проанализировал фундаментальные проблемы диспаритетов развития гор и равнин, которые, по существу, представляют собой единую социально-экологическую систему. Его теоретический анализ имел прикладное практическое значение для построения стратегий/моделей устойчивого развития, в том числе и для Армении. Это направление, которое он успешно развивал в своих исследованиях, является базовым в разрешении конфликтов развития. Удивительно, что, имея весьма ограниченный доступ к западным публикациям того времени, Григорий Еремович абсолютно точно выбрал «мишени проблем» и работал в «общем глобальном контексте». Надо, вообще сказать, что развитие идей и концепций Г.Е. Авакяна в его современном прочтении еще ждет своих подвижников. В том числе и в Армении. Заканчивая этот фрагмент о Конференции в Цахкадзоре, необходимо отметить и о вкладе ученых Армении в успех конференции. В ее программе была специальная секция «Проблемы горных регионов Армении». На ней были представлены доклады таких известных ученых как академик А.Б. Багдасарян, С.В. Григорян, С.Е. Оганян, Т.А. Трифонова и др.

После Конференции в Цахкадзоре наши контакты стали менее регулярными. Этому в немалой степени способствовали и распад Советского Союза и сложная траектория развития стран Кавказа 90-х годов. Периодически мы переписывались. Кроме того, Бюллетень «Горы Евразии», в котором я играл роль Редактора-составителя, являлся на протяжении многих лет (до 2003) хорошей платформой обмена информацией и общения между «горными людьми и организациями» стран СНГ.

В 2003 году судьба вновь свела меня с Григором Еремовичем. Неожиданно для себя я был приглашен Организацией ООН по продовольствию и сельскому хозяйству (ФАО) консультантом в технико-кооперативный проект ФАО в Армении, целью которого являлась разработка стратегии устойчивого развития горных районов Армении. Это особый тип проектов ФАО. Они выполняются по просьбе правительства страны-члена ФАО и силами самой страны-инициатора. ФАО оказывает лишь небольшую консультативную поддержку и техническое обеспечение работы местных экспертов и небольших полевых пилотных проектов. Как правило, такие проекты выполняются в странах, которые активно сотрудничают с ФАО в горных проектах и, в частности, принимали активное участие в проведении Международного года гор ООН в 2002 году. Я был уверен (и эта уверенность позднее подтвердилась), что инициатором проведения такого проекта в Армении был Г. Е. Авакян, который, будучи академиком Национальной Академии наук, имел большой авторитет и пользовался поддержкой в Правительстве Армении. Эта уверенность базировалась на тексте заявки Армении в ФАО, с которой я имел возможность ознакомиться. В ней присутствовало глубокое понимание проблем развития горных поселений и горных общин Армении.

Поэтому, приняв приглашение ФАО и приехав в Ереван, я первым делом позвонил Григору Еремовичу, и мы встретились с ним у него дома. К сожалению, из-за болезни он уже не занимался активной научной работой, но был полон энергии и активно делился своими взглядами на современное положение горных территорий Армении. Как и прежде, он был уверен в необходимости формирования долгосрочной национальной горной политики Армении по поддержке горного населения, сохранения уникальной природы и культурных ландшафтов Армении. Много говорили и о драматической судьбе армянского народа, чей талант и мужество во многом формировались суровой и прекрасной природой гор Анатолийского нагорья и Кавказа. Жаль, что Григор Еремович уже не мог участвовать в работе проекта ФАО, но его знания и опыт были бесценны в понимании природы вещей и истории развития Армения. Благо, основные позиции и взгляды на проблемы горных территорий Армении были изложены в его прекрасной монографии «Люди и горы» (1989). Отметим, что на первое место в названии книги поставлены люди. И это отражало жизненные позиции Григория Еремовича.

Хочется особо отметить непреходящее значение этой книги для исследователей. По-существу, это последняя сводка, если угодно – летопись, описывающая состояние и проблемы горных районов Армении в рамках единого советского государства. В историческом контексте - это отправная платформа, с которой началась новейшая постсоветская (рыночная?) история горных районов Армении. Именно в этом свете я и советовал армянским коллегам по проекту ФАО рассматривать новые социально-экономические и геополитические вызовы развития горных сообществ и районов Армении, формулировать ключевые принципы инвестиционных программ и проектов. Мне трудно судить, насколько эти рекомендации реализовались в форме экономических и правовых механизмов горной политики страны. Время покажет.

Так получилось, что завершающий Национальный семинар по горному проекту ФАО состоялась в декабре 2005-го года в Цахкадзоре. Это случилось спустя 16 лет после «исторической» Международной конференции ЮНЕСКО и Университета ООН «Трансформация горной окружающей среды: региональное развитие и устойчивость; последствия глобальных изменений». Вот уж действительно «кавказский горный круг» для нас с Григором Еремовичем замкнулся в Цахкадзоре…Это круг доброй памяти, добрых намерений и дел, которые мы честно пытались делать на благо гор и горцев.

4 декабря 2005 года Г.Е. Авакян ушел из жизни. Мне выпала горькая честь сказать несколько прощальных слов на похоронах Григора Еремовича. О его вкладе в науку, о его любви и преданности горам, Армении.

Международное горное сообщество имеет очень разветвленную сеть организаций, людей, которые связаны единой целью по изучению горных регионов мира, сохранению их ландшафтного и культурного наследия, содействию уровня жизни жителей гор. Григор Еремович был ключевой фигурой в этой сети на Кавказе, в Армении. Мы всегда знали, что найдем в его лице надежную опору, поддержку. Его очень не хватает горному сообществу. Но память о нем и его делах – всегда с нами.

Москва 11 октября 2009 г.

Сноски

  1. Монтология (montology) научная дисциплина о комплексном развитии горных территорий. Термин был «отчеканен» американским антропологом Робертом Роадсом в середине 90-х годов прошлого века и включен в новый Оксфордский словарь (new Oxford dictionary).
  2. Так назвал наш подвал патриарх американской географии Гилберт Уайт, побывавший в 1985 году на одном из наших семинаров.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Просмотры
Действия
Порталы
фонд
Инструменты