Сборник "Армянские Святые имена"

Материал из Энциклопедия фонда «Хайазг»
Перейти к: навигация, поиск

Аннотация

ПРАЗДНИК ДУХА. Ара ГЕВОРКЯН, поэт

Когда поэтическое творчество устремляется от зрелости к совершенству и реализации высшего идеала жизни, появляются такие произведения, где автор не только выявляет свое мастерство, но и в первую очередь выполняет миссию, начертанную Божественным откровением. Пусть не звучит это высокопарно и мистически, но не каждый поэт может совершить духовное геройство, приподнять планку своих достижений над мелкой обыденностью лирических прочувствований и индивидуальных переживаний. И только тот, кто болеет душой за прошлое, настоящее и будущее своего народа, может нравственно и духовно поднять его интеллектуальный уровень в глазах мирового сообщества. И кто бы поверил, что эту масштабную по объему творческую работу возложила на свои плечи хрупкая армянская женщина, мужественная поэтесса из Чалтыря Кнарик Хартавакян.

Ее книга «Армянские святые письмена» — логическое продолжение всех ее предыдущих опубликованных произведений, начиная с издания переводов из лирики литературного предшественника Хевонда Наирьяна (редактором-составителем и основным переводчиком его сборника «Зурна» является К.С. Хартавакян) до панорамно-исторической ее исповеди, излитой из глубин души в великолепной по исполнению и темпераменту книге «Мы из древнего града Ани».

Будучи христиански приверженной к своей Армянской Апостольской Церкви, Кнарик Саркисовна сумела за краткий миг своего душевного порыва (за десять дней — цикл сонетов, а за месяц — сборник) создать то, что должно, по всей вероятности, остаться памятником благородному армянскому духу, ибо книга эта посвящается 1600-летию создания армянского алфавита и сотворения армянской письменности. Новая ее книга — это гимн общечеловеческому духу, гимн божественному подвигу великого Месропа Маштоца, это венец, посвященный многовековому творческому созиданию армянского гения, приправленный, усиленный общегуманными идеями интернационального единства. Вслушайтесь в эти строки, написанные на великолепном русском, но исполненные армянским древним духом, и ваши сердца, мои соплеменники, будут радостно трепетать от гордости и благодарности за подвиг, совершенный вкупе сотнями поколений наших праотцев:

Индусам — пламень Агни, Эверест,

А чехам дан собор Святого Вита...

Армянам Бог издревле дал и Крест,

И высь Масиса, святость алфавита.


Когда в чреде набегов, битв, измен

Столиц руины рушились в пустыни,

Спасали мы сокровища письмен,

И нет у нас дороже их святыни.


Они — духовный хлеб, и щит и меч,

И рать, рожденная рукой Месропа!

Спас ими hай себя, родную речь...

И шлют поклон им Азия, Европа.


Он свят, седою древностью овит,

Армянский богоданный алфавит!


Цикл сонетов «Армянские святые письмена», как бы разворачиваясь в своей исторической многоплановости от восхваления бессмертного подвига Святого Маштоца и его вдохновителя и друга Католикоса армян Саака Партева, их учеников, ставших первыми историографами и переводчиками земли Армянской (отсюда и укоренившаяся традиция празднования Дня переводчиков — Таргманчац тон), охватывает затем новое пространство мирового культурного сообщества и сотрудничества народов. Патриотизм Кнарик Хартавакян, высвечиваясь в национальных оттенках и преклонении перед великим прошлым армянского народа, в то же время насыщен гуманистическим светом традиционного европейского просветительства. Читая строки поэтессы, как бы созерцаешь прекрасные сколки древности, связывая их с цельностью общекосмического миросозерцания. Автор пишет о себе:

Величье Божье чтя, влекусь в простор Вселенной.

Летит к сиянью мирозданья hаев дочь...

Не омрачат мне душу тьма, вражда и склока:

Зрю Знамя Мира, стяг Содружества багрян —

‘‘и о родстве своих родимых языков:

‘‘Произнесу «язык» — и отзвук льнет «лезу»...

О братья, сестры, ведь друг другу мы сродни!

Санскрит, единый праязык, слил нас в прадни,

Слова порой неразличимы, словно зуйг.


...Они неразделимы, наши языки.

В них сходство зримо, а различия зыбки.‘‘

Сегодня уже можно смело говорить, что армянские поэтические традиции на донской земле, заложенные еще в XIX веке великими поэтами и просветителями Рафаэлом Патканяном, Микаэлом Налбандяном, Арутюном Аламдаряном и другими, в творчестве Кнарик Хартавакян не только возрождаются, но и наполняются новым содержанием зримого реалистического подхода к условиям современной жизни, осмысления величественного прошлого армянского народа. И я не буду удивлен, если через несколько десятилетий Мясниковский район и процветающее село под Ростовом-на-Дону Чалтырь станут одними из важнейших армянских центров культуры на российской земле, ибо именно здесь общественностью, при содействии церкви, администрации района и меценатов, делается все возможное для сохранения менталитета и этнокультуры народа, вынужденно оставившего свою родину — столицу средневековой Армении Ани еще в давние времена — после страшных землетрясений XI века и губительного нашествия тюркских орд в XIII веке.

Я помню, с каким рвением восьмидесятилетний поэт Григор Бабиян из села Крым — Топти, ветеран и инвалид Великой Отечественной войны, в течение двух лет добивался издания своей книги «Избранное», начинающейся с поэмы «Осколок Ани», написанной на родном армянском. И как было не преклониться перед этим человеком, не помочь ему в его патриотическом порыве и не сопутствовать изданию его прекрасной поэмы, где автор обрисовал на сочном армянском языке историю исхода своего народа из столицы Ани и его дальнейшей судьбы. Именно такие люди (а их немало на мясниковской земле, где с 1990 г. существует литературная студия, основанная учителем, поэтом и краеведом Х.О. Кристостуряном) подготовили праздник духа — появление гуманистической и общечеловеческой философской поэзии Кнарик Хартавакян, охватывающей духовный мир всего армянского народа от царя Тиграна Великого до великого нашего современника Шарля Азнавура, от ностальгии по Ани до счастливой улыбки сегодняшних ребятишек из Еревана, Степанакерта и Чалтыря. А мучающий армянство уже долгие столетия вечный вопрос «Армяне ль мы?», который на сегодня особенно актуален и весом, ибо от ответа на этот вопрос зависит существование на Земле гайканского народа, стал одним из краеугольных камней гражданско-поэтической сущности «Кнарик из Наири».

Однако любовь ко всему армянскому, активное подвижническое участие во всех мероприятиях, посвященных национальным праздникам и дням памяти, ни в коей мере не заслоняют в армянской поэтессе, выпускнице филфака РГПИ, ее уважения к русской культуре: среди ее наставников и друзей и доктор филологических наук, почетный профессор Валентин Малащенко, и руководитель ростовского литобъединения «Созвучие», проводящего поэтические вечера в Донской публичной библиотеке, прекрасный русский гуманист и поэт Николай Скребов, и молодой русич Алексей Любимов из Новошахтинска, говорящий и пишущий на армянском языке, и поэтессы-переводчицы Наталья Апушкина, Ирина Яворовская, Любовь Волошинова, и композитор, доктор физико-математических наук Владимир Рыжов из Таганрога, и многие другие донские деятели культуры и литературы, которые ценят ее дарование и подвижничество. К тому же Кнарик Саркисовна почти 10 лет бессменно руководит литературной студией донских армян имени Рафаэла Патканяна, ведет учебу начинающих авторов и скрупулезную многоплановую работу сотрудника в Историко-этнографическом музее Мясниковского района, при котором существует студия.

И литератор, популяризируя духовные ценности своей нации, пропагандирует армянскую историю, словесность, язык и среди сельских школьников-экскурсантов, и среди зарубежных гостей музея, туристов, которые увозят ее стихи в свои города и страны. Так, ее произведения, в том числе вошедшие в новый сборник, этой осенью были доставлены в Ереван и Москву, в Санкт-Петербург и Киев, в Молдавию и Германию, Канаду и США... А в книге отзывов сельского музея и в его архиве остались разноязычные слова благодарности армянке К.С. Хартавакян, чье творчество и многогранную деятельность пронизывает и гордость за свой древний просвещенный, даровитый народ, и чувство солидарности, интернационализма. Вот что написал 17 сентября гость праздничного Ростова экономист Майкл Крамер: «Будучи американцем, я никогда не думал о влиянии Армении на западное общество до разговора с Кнарик. Столь многие армяне живут в Америке и повлияли на мировоззрение, религию благодаря своей пятитысячелетней истории. Являясь американцем, частью христианской религии, я был рад ближе познакомиться с армянами при общении с Кнарик». Это ли не признание и благодарение за истовое радение о чести своей нации, за бессонные ночи стихотворчества и насыщенные трудами и событиями дни, слагающие подвижническую судьбу?!

Но раскрою еще одну тайну: Кнарик Хартавакян как литературно-общественный деятель не удовлетворена собой, ибо она, я уверен в этом, уже готовится подспудно к самому рискованному шагу — подвигу своей жизни — к возвращению на родную почву. И я надеюсь, что следующее предисловие, которое напишу к ее книге, будет на армянском языке для армянского сборника нареченной Лирой-Кнар. И да благословят ее Святой Маштоц, Святой Саак Партев, дух ушедшей в бессмертие ее матери Варсеник, дух Рафаэла Патканяна, Микаэла Налбандяна, ее кумиров, а с ними вместе и ваш покорный слуга на этот заповеданный высокий подвиг — подвиг возвращения в свою стихию, в свой материнский наирийский язык, который она любит неимоверно. И тогда мы вновь поздравим ее мужество, мужество прекрасной поэтессы Кнарик Хартавакян «из древнего града Ани».