Аннаев Егор Никитич

Материал из Энциклопедия фонда «Хайазг»
Версия от 11:50, 22 июня 2014; Ssayadov (обсуждение | вклад) (Разное)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
Дополните информацию о персоне
Аннаев Егор Никитич
Аннаев Егор Никитич.jpg
Дата рождения: 11.04.1826
Место рождения: Самара
Дата смерти: 06.08.1903
Место смерти: Самара
Краткая информация:
Купец первой гильдии, самый крупный самарский виноторговец

Биография

Родился 11 апреля 1826 года в Астрахани. Предки его были армянами. [1]

В 4 года он остался сиротой. С 11 лет его определили в ученики к портному, а через два года он переехал в Симбирск к замужней сестре. Е.Н. Аннаев работал в винной торговой лавке своего зятя, симбирского купца Ивана Ивановича Макке, итальянца по происхождению. А когда в 1848 году в Самаре умер приказчик одного из заведений Макке, и Егора послали на его место. В день приезда Аннаева в Самару, в городе случился большой пожар, так что на месте хозяйского дома он нашел одни только обгоревшие стены. Однако новому приказчику удалось найти оставшихся в живых работников лавки, которые ему сказали, что часть имущества Макке удалось спасти в подвале, вход в который они успели заложить кирпичами. С их помощью Егор сумел проникнуть в подземелье бывшего хозяйского дома и выяснить, что огню сюда добраться не удалось, и товар остался целым и невредимым. Но самое главное - в подвале сохранился сундучок с шестью тысячами рублей серебром. По тем временам это было целое состояние.

Егор Никитич возвратился в Симбирск с большой суммой денег, а затем уговорил Макке построить в Самаре новый каменный дом на месте пепелища. Хозяин поручил ему руководить строительством. Аннаев вернулся в Самару в мае 1850 года и тут же приступил к возведению дома. Пока Аннаев вел строительство, из столицы империи пришли первые слухи, что Самара вскоре будет утверждена губернским городом. Предприимчивые люди вслед за Егором Никитичем тут же смекнули, что теперь у властей каждый дом будет на счету. Аннаев, конечно же, тоже торопился с отделкой, и, как вскоре выяснилось, не зря. В декабре 1950 года, когда слухи подтвердились и император Николай I подписал указ об учреждении Самарской губернии, правительственная комиссия признала дом Макке самым лучшим из числа восстановленных в сгоревшем городе.

Здание за хорошую цену тут же было арендовано первым губернатором Степаном Волховским, и именно в нем 1 января 1851 года совершилось историческое событие – торжественное открытие вновь образованной Самарской губернии. Здесь губернатор зачитал собравшимся гостям императорский указ, а епископ Феодотий отслужил молебен и благословил город иконой митрополита Алексия.

Первое время в доме Макке размещалось губернское правление. Хотя со временем в Самаре появились помещение лучше и просторнее, цену за аренду этого дома Аннаев всегда назначал самую умеренную. Возможно, именно благодаря своей уступчивости он всегда пользовался благосклонностью губернских властей. Позже Макке при посредничестве Аннаева сдавал свой дом в аренду уездному Благородному собранию. С 1880 года здесь располагалось Самарское реальное училище, а ныне здание относится к военно-медицинской академии.

А Егор Аннаев при поддержке властей уже через несколько месяцев после этих событий открыл в городе свой первый магазин, который быстро стал одним из лидеров самарской бакалеи. Однако основу богатства Егора Никитича составила вовсе не торговля, а пищевая промышленность и социальные заведения.

В одно время со своим первым магазином он начал строить винно-водочный завод, располагавшийся на углу улиц Заводской и Николаевской. В январе 1852 года в 26 лет он стал хозяином виноторговли в Самаре, приняв ее от зятя. Уже вскоре Аннаев вел успешную виноторговлю не только в Самаре, но также в Оренбурге и в Саратове. В середине XIX века он был самым крупным самарским виноторговцем, имевшим свои магазины во многих городах Поволжья.

Затем он открыл мельницу и пекарню, и дела его оказались столь успешными, что к 1862 году Аннаев уже имел в собственности целый ряд доходных заведений, в том числе ресторан на улице Соборной и гостиницу на Алексеевской площади. Ему принадлежала самая комфортабельная гостиница на главной площади города - Алексеевской.

С его именем связано строительство известной в Поволжье Аннаевской кумысолечебницы.

В течение 16 лет он вел работу по озеленению города: принимал участие в обустройстве Струковского сада, Алексеевского сквера.

С именем деятельного купца связана история появления кирхи в Самаре.

В последние годы своей жизни Егор Никитич сильно одряхлел. Вскоре он заболел и 6 августа 1903 года скончался.

Церковь Святого Георга (Кирха)

Церковь Святого Георга в Самаре является старейшей в Поволжье. Она построена в 1863 году. Подобные сооружения строились в Саратове и Симбирске (Ульяновске), но до наших дней не дожили.

Построить церковь задумал католик по вероисповеданию Егор Никитич Аннаев в 1854 году. Тем самым, возводя ее на собственные деньги, Аннаев дал толчок развитию лютеранства на самарской земле.

« "В 1863 году Самарский купец 1 гильдии Егор Никитич Аннаев, по завещанию своего умершего родственника, выстроил на лучшей улице города- Дворянской (ныне ул. Куйбышева), прекрасный, каменный храм, с намерением устроить в нем католическую церковь. Но, в обстоятельствах, от него не зависевших, встретив препятствие к приведению своего намерения в исполнение, должен был, в конце 1864 года, это, не оконченное строительством здание, уступить евангелическо-лютеранскому попечительству, для устройства в нем храма этого исповедания.

Церковный совет, не имевший в своем распоряжении никаких денежных средств, прибегнул к доброхотным подаяниям, частью в Самаре, частью в других городах империи и, присоединив к собранной сумме довольно значительное вспомоществование, сделанное высочайше утвержденным центральным комитетом вспомогательной кассы для лютеранских приходов России, немедленно приступил к окончанию поступившего в его распоряжение храма. Вся операция, как сбора приношений, так и самой отстройки и отделки храма была возложена советом на своего делопроизводителя, купца И. Ф. Цельмера. Дело шло так успешно, что 26 сентября 1865 года лютеранская кирха была освящена Казанским дивизионным проповедником Пундани... Храм весьма изящный снаружи и прекрасно отделан внутри. По обеим сторонам храма, на углу Дворянской улицы, два двухэтажные, крытые железом, каменные дома, которые вместе с церковью стоят более 40000 р. Пока дома эти, окончательно отделанные в 1875 году, сдаются попечительством в наймы, но когда средства общества вновь окрепнут и возрастут, предполагается: в одном из этих домов устроить элементарное училище для приходящих, а в другом его этаже поместить пастора, во втором же доме открыть коммерческое или реальное училище, для детей всех христианских исповеданий" - из книги П.В. Алабина “Двадцатипятилетие Самары как губернского города”.

»

Храм освятил 26 сентября 1865 специально приехавший из Казани дивизионный проповедник Пундани.

Через 13 лет после освящения храма в Самаре было уже около 300 лютеран, причем их вклад в общественную жизнь города был весьма весом. При общине действовало общество “Поддержки образования”, которое занималось распространением и укреплением культурных и языковых связей. Оно содействовало оказанию материальной помощи ученикам и учителям в пределах имевшихся от пожертвований средств, способствовало учреждению учебных заведений с преподаванием немецкого языка. В 1913 году при кирхе Св. Георга была создана школа, которую посещало 37 учеников, также был открыт детский сад для немецких семей.

5 января 1930 года президиум Самарского горсовета принял решение о закрытии кирхи. В советское время в ней размещалась кулинария "Домовая кухня"

Новая жизнь Кирхи началась в 1991 году, когда здание передали лютеранской церкви. Стали проходить богослужения, и восстановительные работы. Именно им мы обязаны тому, что предстает нашему взору в настоящее время. В конце июня 1998 года в одном из помещений самарской евангелическо-лютеранской кирхи справил новоселье Немецкий национально-культурный центр.

Аннаевская кумысолечебница. Дача Аннаева

В ХIХ веке Россия занимала 1-е место по заболеваемости туберкулезом. От туберкулеза в России ежегодно умирало около 600 тысяч человек. Болезнь косила всех: и богатых, и бедных, и пожилых, и молодых. Только в 1882 году немецкий ученый Роберт Кох открыл возбудителя этой болезни. Палочка Коха подтвердила догадки медиков, что туберкулез – заразная болезнь. Началась научная борьба с этим страшным недугом.

Но еще до этого открытия врачи знали, что могучим средством в борьбе с чахоткой является кумыс. В степь на кумыс ездило много больных. Но исцелялись единицы. Плохие дороги, отсутствие комфорта, однообразная пища, анти-санитария при приготовлении кумыса – все это снижало качество лечения.

В 1858 году доктор Н.В. Постников открыл первый лечебный сезон своего заведения, которое было доступно каждому нуждающемуся. Его кумысолечебница была первой не только в Самаре, но и в Европе. Спустя 5 лет самарский купец Егор Никитич Аннаев открыл второе кумысолечебное заведение. В июле 1857 года Аннаев подал прошение в Городскую Думу об отдаче ему участка земли на урочище “Вислый Камень”, в трех верстах от Самары. [2]

Взятый им в аренду участок был размером чуть больше двух десятин. Аннаев хотел развести фруктовый сад на берегу Волги, чтобы еще более украсить облюбованное им место. Это была крутая скала над Волгой. По берегу Волги тянулась лесная пристань. Весь берег был загроможден бревнами, досками и готовыми срубами. Течение реки в этом месте было настолько сильным, что буксирные пароходы, идущие вверх против течения с грузом, придерживались противоположного берега. Речники называли это место гиблым. Но урочище “Вислый Камень”, с которого открывался очаровательный вид на Волгу, издавна было любимым местом отдыха горожан, здесь устраивались пикники.

В 1860 году Е.Н. Аннаев огородил свой участок и начал приводить его в порядок. Почва была каменистой, и он отказался от разведения сада. Он выкорчевал участок мелколесья, укрепил крутые склоны, заложил парк и начал строить небольшие домики для сдачи в аренду на лето горожанам.

Егор Никитич вложил большие средства, чтобы обеспечить участок водой. На участке воду не нашли. Тогда с большими затратами он сделал запруду на отроге Аннаевского оврага в полуверсте от Волги. [3]

В 1861 году он начал сдавать на лето свои дачные помещения и сделал подрастающий парк свободным для прогулок. Затем решил последовать примеру доктора Постникова и 10 мая 1863 года открыл на “Вислом Камне” кумысолечебницу.

Для приготовления кумыса Аннаев содержал на отдельном участке стадо кобылиц. Кумыс приготовляли нанятые им специалисты этого дела - татарское семейство. В их доме царила безукоризненная чистота, особенно в кумысной комнате. Татарка Мария 20 лет прослужила в заведении Аннаева. Вместе с детьми и невестками она готовила прекрасный кумыс, который сразу же был оценен лечившимися.

Стадо кобылиц паслось в степи, а в сильную жару загонялось в сарай и кормилось свежим степным сеном. Кобылиц доили три раза в день. Надоенное молоко в жестяных ведрах относилось в кумысную, где уже была приготовлена закваска из старого кумыса. Закваска к молоку добавлялась в определенной пропорции и в течение нескольких часов взбалтывалась. Когда кумыс был готов, его разливали в бутылки и крепко закупоривали. Бутылки относили в погреб и держали в нем от 13 до 36 часов, в зависимости от сорта и крепости. Употребление кумыса разной крепости назначалось доктором.

В первый же год Е.Н. Аннаев сдал 15 квартир. Кумыс отпускался больным с 1 мая по 15 июля по одному рублю в сутки, а с 16 июля до осени – по 45 коп. в сутки.

Со временем посаженные кусты и деревья приняли роскошный вид. Заведение стало привлекать к себе все большее количество больных. Аннаев сдавал ежегодно уже 30 меблированных квартир. Слава о его саде дошла до Петербурга. В 1871 году петербургская “Иллюстрированная газета” писала:

« “Сад его – настоящая игрушка; чистота, аккуратность у него на первом плане. Дача помещается на горе над Волгой. Спуск к реке устроен уступами, которые так велики, что на каждом из них разведены садики; на одном – аллея жасмина и акации, на другом – разные садовые цветы; везде красивые беседки, башни. Одна самая высокая из них называется “адмиралтейством”. Только сад этот так еще молод, что тени совершенно нет, кроме одной аллеи. Относительно лечения у Аннаева все очень хорошо устроено, но только очень дорого. Например, комната в 2 окна небольшого размера с мебелью стоит 30 руб. в месяц. Потом он берет за кумыс 30 рублей в месяц – хоть пей, хоть выливай, а деньги надо платить. За обед плата во всех заведениях одна – 16 руб. с персоны. За стирку белья берут дороже, чем в Петербурге. Все в заведении Аннаева дорого, хотя хорошо. Сами хозяева, муж и жена, заботятся о больных, чтобы они не скучали: делают танцевальные вечера 2 раза в месяц – за вход не платят”. »

Егор Никитич с каждым годом расширял и украшал свое заведение. На самом живописном месте – обрыве волжского берега – он построил в 1877 году большой красивый дом на 20 квартир. Виды из этого дома на Волгу и Жигулевские горы были поистине восхитительны. Каждая квартира состояла из большой светлой комнаты с передней и террасы или одной только комнаты. В зависимости от этого и цены видоизменялись от 140 до 240 руб. в лето и от 63 до 106 руб. в месяц.

В другом большом здании – “старом доме” с большой террасой, находившемся в середине парка в тени аллей - квартиры были дешевле (70-170 руб. за лето и 35-75 руб. в месяц). Здесь в самые жаркие дни царила прохлада. Ищущие покоя и уединения могли прожить здесь все лето, как у себя на даче.

Больные пили кумыс строго по правилам, разработанным врачами. В 7 или 8 часов утра они вставали, пили чай и выходили в парк на свежий воздух. Каждый час пили кумыс и прекращали его пить за час до завтрака. В 12 часов шли на завтрак. К завтраку и обеду собирались по звонку. В 13 часов 30 минут снова начинали пить кумыс. В 5 часов после обеда отправлялись на прогулку по окрестностям на лошадях или на лодке по Волге. Домой возвращались часам к 9 вечера и собирались в изящном курзале, в котором имелись библиотека и рояль. Вечерами курзал превращался в зал для собраний или в театр со сценой, на которой устраивались любительские спектакли и концерты.

Всех приезжающих кумысников Аннаев знакомил с правилами поведения в лечебнице: “Ввиду того, что разведение парка и устройство вообще дачи сопряжены с усиленными трудами и весьма большими издержками, прошу: по аллеям и дорожкам не ездить, по газонам не ходить, цветов не рвать, деревьев не портить и иметь надлежащий присмотр за детьми. Приезжающих с собаками просят держать их в намордниках и на привязи”.

Почва парка была суглинистой. Дорожки, вымощенные камнем, позволяли кумысникам после самой дождливой погоды делать прогулки. В парке совсем не было пыли, а это было очень важно для больных чахоткой.

В конце 70-х годов Е.Н. Аннаев соорудил большой роскошный дом над самым обрывом в мавританском стиле с массой террас, балкончиков, башенок, в котором находилось 20 небольших отдельных квартир. К реке сбегали живописно вьющиеся дорожки между самой разнообразной растительностью, газонами, цветочными клумбами, трельяжами дикого винограда и дикого хмеля, из переплетающихся гирлянд которого выглядывали желтые и серые ноздреватые камни скалистого берега самых прихотливых форм.

Заведение Аннаева совершенствовалось и росло постоянно. Но особо бурное развитие оно получило в последние 12 лет своего существования - с 1875 по 1887 годы.

Число лечащихся и отдыхающих достигало 75 человек за сезон. На дачу съезжались состоятельные больные. Сезон обычно продолжался с 1 мая по 11 сентября и все помещения дачи были заняты отчасти больными, но преимущественно состоятельными и веселящимися людьми, как из Самары, так и приезжими.

В 1880-х годах кумысолечебницей заведовал известный петербургский врач Владимир Адольфович Штанге, консультант клинического института великой княгини Елены Павловны.

В альбоме Аннаева помещена портретная галерея почетных кумысников. Среди них писатель В.А. Соллогуб, министр юстиции Н.А. Манасеин, профессор музыки Г.Г. Кросс. Лечились у Аннаева строитель сызранского железнодорожного моста через Волгу К.Я. Михайловский, певец Д.А. Усатов, учитель Ф.И. Шаляпина; отдыхали здесь и самарские губернаторы К.К. Грот, А.А. Арцимович, П.А. Бильбасов.

Лечившиеся художники оставляли Аннаеву на память свои рисунки. В 1884 году на кумысолечение приехал известный латышский художник Карл Гун. Здесь он написал акварель “На веранде”, где изобразил себя с женой.

На Аннаевской даче лечился младший брат художника Васнецова Апполинарий Михайлович. Живописная местность Аннаевской дачи, изящные здания в мавританском стиле, окруженные роскошным парком, произвели на художнике сильное впечатление. Он оставил несколько рисунков, на которых запечатлена кумысолечебница.

В 1880-е годы Е.Н. Аннаев стал испытывать материальные затруднения. 1 сентября 1887 года Егор Никитич был вынужден продать дачу инженеру А.М. Фальковскому. В 1890 году дача перешла к самарскому мещанину И.Т. Сурнакину, в чьем владении и находилась до 1918 года. Однако дача по-прежнему называлась Аннаевской, Аннаевкой. В начале ХХ века кумысный промысел в Самарской губернии стал постепенно приходить в упадок.

Известный самарский краевед Константин Павлович Головкин в своих дневниках оставил описание разрушения некогда знаменитой дачи:

« “В 1920-х годах дача, предоставленная самой себе, плохо окарауливаемая, стала расхищаться, и деревья вырубаться, и была окончательно разобрана и увезена. Окончательное разрушение ее было сделано с согласия комхоза в ответ на просьбу жителей и учреждений, нуждавшихся в лесоматериалах и дровах. В 1923 году от построек и сада не осталось и следа. Бродившие по обрывам козы окончательно сгладили поверхность, не оставив даже побегов акации. Лишь только два цементных бассейна фонтанов да груда камней от фундаментов зданий говорили о том, что некогда здесь был культурный уголок и что когда-то здесь жизнь била ключом”. »

Изображения

Дом Аннаева

Евангелическо-лютеранская община (приход) Святого Георга

Дача Аннаева. Кумысолечебница

Видео

Разное

  • Егор Никитич самоучкой освоил грамоту, увлекся живописью, пением, архитектурой.
  • В разные годы был членом губернской земской управы, гласным городской Думы, товарищем директора общественного банка, товарищем председателя Самарского управления общества Красного Креста.
  • В доме Аннаева на Алексеевской площади была открыта первая в Самаре постоянная книжная лавка.
  • «Почти век знали самарцы, где были Аннаевская дача, Аннаевская просека, Аннаевский затон, Аннаевские пески, Аннаевский овраг, Аннаевская гостиница» - пишет Наталья Петровна Фомичева в своей книге об этом самарском предпринимателе.
  • Страстный садовод-любитель, Аннаев с 1860 года разводил фруктовые сады, устраивал пруды на своем участке земли в пригороде Самары. В последующие годы на основе пригородного фруктового сада был создан Самарский ботанический сад.
  • Его сын Владимир, в чине капитана, участвовал в русско-японской и первой мировой войнах.
  • Внук Е.Н. Аннаева Николай Павлович - самарский композитор, педагог, краевед, автор более 50 музыкальных произведений, участник Великой Отечественной войны.
  • В ГАСО хранятся дневники Е.Н. Аннаева, публикуемые в журнале «Самарская Лука» № №15, 16.

Библиография

Сноски

⧼cite_references_prefix⧽

  • "Дедушка мой был немец, русский подданный Христофор Фабрициус, женат был на польке. От этого брака Фабрициус имел дочь Марию Христофоровну, выданную им замуж за армяно-католика Никиту Ивановича Аннаева, которые и были моими родителями. Дедушка Фабрициус служил близ Астрахани в Енотаевске соляным приставом. Скончался он 11 марта 1833 года. По смерти дедушки мне было семь лет. Я помню на похоронах на гробовой крышке была прикреплена треуголка. После смерти его была получена ему за беспорочную тридцатипятилетнюю службу пряжка. Мать свою я не помню, так как она скончалась вскоре после моего рождения. Отец мой… скончался вскоре холерою в 1830 году". (Автобиографический очерк (с 1826 по 1853гг.) [1]
  • Впоследствии местный овраг стал называться Аннаевским оврагом.
  • Плотину пруда он обнес перилами и обсадил ветлами. Этот пруд назывался Аннаевским озером. Позже через плотину прошла линия конки.
  • ⧼cite_references_suffix⧽