Мержанов Мирон Иванович

Материал из Энциклопедия фонда «Хайазг»
Перейти к: навигация, поиск
Дополните информацию о персоне
Мержанов Мирон Иванович
Мержанов Мирон.jpg
Другие имена: Мержанянц Меран Оганесович
Дата рождения: 23.09.1895
Место рождения: Нахичевань-на-Дону, Россия
Дата смерти: 13.12.1975
Место смерти: Москва
Краткая информация:
Архитектор, строивший преимущественно в курортных городах Кавказа

Биография

Ранние годы и начало карьеры

Архитектор родился в преуспевающей армянской семье в городе Нахичевань-на-Дону. Отец служил чиновником, и приходился дальним родственником И. К. Айвазовскому.

До начала Первой мировой войны Меран успел закончить классическую гимназию и поступить в Санкт-Петербургский Институт гражданских инженеров. Подрабатывал чертёжником в мастерской А. И. Таманяна, затем был призван в войска, но на фронт попасть не успел.

После октябрьской революции бежал из голодного Петербурга домой, в Ростов. Пытаясь избежать призыва в деникинские войска первой линии, добровольно вступил в инженерный батальон белой армии, а после её разгрома поселился в Краснодаре.

В 1920—1923 продолжил обучение в Кубанском политехническом институте, легко вошёл в круг местных профессионалов, в 1922 женился на дочери кисловодского архитектора Эммануила Ходжаева - Елизавете.

Работы

Первая самостоятельная постройка Мержанова — собственный дом в Кисловодске (1925). За ним последовали

  • крытый рынок в Ессентуках
  • здание Госбанка в Пятигорске
  • один из корпусов санатория «10 лет Октября» (ныне «Жемчужина Кавказа») в Кисловодске

В этих постройках, формально принадлежащих к конструктивизму, проявился почерк Мержанова, сохранившийся до конца его дней — стремление к эффектной монументальности построек, в сочетании с романтизацией, зрительным облегчением конструкций, а также излюбленная деталь архитектора — угловые балконы и угловые ниши, разрывающие гладкие стены зданий. Позже Мержанов называл своими главными учителями И. В. Жолтовского и Фрэнка Ллойд Райта.

Тридцатые годы

В 1929 Мержанов выиграл открытый конкурс на проектирование санатория РККА в Сочи, который курировал лично К. Е. Ворошилов. Санаторий, финансировавшийся займом среди военных, был открыт 1 июня 1934, и в том же году ему было присвоено имя Ворошилова. Архитектор и нарком стали личными друзьями; дружба эта сохранилась и после отставки Ворошилова и освобождения Мержанова. Санаторий выстроен в конструктивистской манере, но Мержанов намеренно маскировал наиболее жёсткие конструктивисткие элементы, гармонично соединив простые геометрические формы с горным рельефом побережья. Образ санатория и примыкающего к нему фуникулёра был растиражирован пропагандой, и Мержанов вошёл в обойму наиболее востребованных советских архитекторов.

В 1931 Мержанов был вызван в Москву и назначен главным архитектором хозуправления ЦИК СССР. Одновременно с завершением ворошиловского санатория, по заданиям ЦИК Мержанов выстроил комплекс государственных дач «Бочаров Ручей».

Руководил проектированием Военно-морской академии в Ленинграде, проектированием зданий для нового города Комсомольск-на-Амуре, совместно с А. К. Буровым построил московский Дом Архитекторов. Во второй половине тридцатых Мержанов строит в Кисловодске два крупных санатория — «Санаторий-отель НКВД» (ныне «Кисловодск») и «Красные камни». Это уже бесспорно сталинская архитектура, причём не ограниченная в средствах на качественную отделку камнем, и сохранившая типичный для архитектора «южный» романтизм.

В 1933-1934 Мержанов спроектировал первую сталинскую дачу — т. н. ближнюю дачу в Кунцеве. Первоначально одноэтажный дом был надстроен до двух этажей в 1943, когда архитектор уже сидел в заключении; автор проекта перестройки неизвестен, но вероятно, что был использован проект самого Мержанова.

В 1934 году, удовлетворённый заказчик вызвал Мержанова лично и поставил задачу спроектировать комплекс государственных дач в Мацесте, в 1935 — на Холодной речке близ Гагр. Все эти объекты спроектирован в стиле модернизированной классики, равноудалённой и от конструктивизма, и от «сталинского ампира», что дало некоторым авторам (Д. Хмельницкий) утверждать, что личные вкусы Сталина существенно отличались от того, что фактически насаждалось в советской архитектуре.

В 1938 году Мержанов разработал ряд проектов Золотой Звезды Героя Советского Союза (первые Герои награждались только орденом Ленина); был выбран наиболее лаконичный вариант. В 1939 он предложил два варианта медали «Серп и Молот», на этот раз был выбран самый миниатюрный. Официальное утверждение Звёзд состоялось 1 августа 1939 и 22 мая 1940.

Арест

После начала Великой Отечественной войны Мержанов проектировал объекты гражданской обороны Москвы, в том числе обустройство станции метро Маяковская перед историческим собранием 6 ноября 1941. После эвакуации большинства московских архитекторов в Чимкент Мержанов и К. С. Алабян остались в Москве.

12 августа 1943г. Мержанов, его жена и близкий круг сотрудников были арестованы. 8 марта 1944 Мержанов был приговорён без суда к 10 годам лагерей по статье 58, ч.1а, 8, 10, 11, 17, 19 УК РСФСР. Обвинительное заключение основывалось исключительно на показаниях узкого круга сотрудников Мержанова и факте его службы у Деникина. То, что в октябре 1941 он остался в Москве, стало доказательством «измены». Жена Мержанова не представляла особой ценности и сгинула в лагерях в середине сороковых, а сам архитектор, этапированный в хорошо знакомый ему Комсомольск-на-Амуре, был выдернут из общего барака лагерным начальством и вновь занялся проектированием. В Комсомольске по его проекту построены городской Дворец культуры и ДК авиазавода.

В 1948г. Мержанов был этапирован в Москву, где В. С. Абакумов лично поставил ему задачу — спроектировать для МГБ санаторий в Сочи. Архитектор работал в сухановской тюрьме и в «шарашке» в Марфино, где познакомился с А. И. Солженициным. В 1950 проект был утверждён Абакумовым, и Мержанов приступил к постройке своего крупнейшего и, вероятно, лучшего произведения — санатория имени Дзержинского. Однако вскоре после ареста Абакумова, в конце 1951, Мержанов был отстранён от постройки, и до марта 1953 сидел в иркутской тюрьме, затем в красноярской пересылке (санаторий достроили в 1954).

Формально освобождённый в 1954 на бессрочную ссылку, он обосновался в Красноярске и возглавил «Красноярскгражданпроект» (главным архитектором города был также ссыльный армянин, Г. Б. Кочар). По проектам Мержанова в Красноярске построены Центральный райком КПСС, городской кинотеатр, отделение Госбанка и ДК Красмаш — попытка вернуться от ампира к конструктивизму.

Мержанов был реабилитирован 30 мая 1956, вернулся в Москву в 1960, активно работал до 1971.

Последние годы

Поселился на зимней даче в Болшеве, незадолго до того построенной его сыном. Несмотря на возраст, приближавшийся к 70-летней отметке, Мирона Ивановича пригласили работать в «Моспроект-2» - «руководителем авторского коллектива».

В таком качестве Мирон Мержанов разработал проекты двух крупных московских комплексов: ВНИИ «Инструмент» на Большой Семеновской улице и «Станкоимпорт» у станции метро «Калужская». [1]

Последние три с половиной года Мирон Иванович Мержанов жил в новом доме на небольшой улице Немчинова. Свой жизненный путь архитектор Мержанов завершил в Москве 13 декабря 1975 года.

Общественная деятельность

Мирон Иванович Мержанов был одним из первых членов Союза архитекторов СССР, созданного в 1932 году.

Спустя пять лет он стал секретарем Союза архитекторов и одновременно - председателем Архфонда СССР.

Награды

  • «Гран-При» на Всемирной выставке в Париже в 1936 (за проект санатория РРКА в Сочи)

Разное

  • Однажды Сталин поручил Мержанову дать свои соображения по использованию Большого Кремлевского дворца для будущего Верховного Совета. Мирон Иванович возразил и назвал несколько более удобных залов в Москве. «Наш парламент должен заседать в Кремле», — сухо и твердо сказал Сталин, впервые назвав так Верховный Совет. Представленный эскизный проект рассматривал рекордное время — полтора часа, пристрастно расспрашивал практически: обо всем. Одобрив основное цветовое сочетание мебели в зале и президиуме (полированный орех и зеленый сафьян), сказал, что обивку надо делать из дерматина, а не из натуральной кожи. Мержанов ответил, что наш дерматин для этого не годится, а американский стоит дороже, чем русский сафьян. «Не в деньгах дело, — сказал Сталин, — это первый в истории рабоче-крестьянский парламент. Надо делать из хорошего дерматина». Перед сдачей объекта начались горячие дни. Сталин ежедневно приходил в зал один или, чаще всего, в сопровождении членов Политбюро, которые, как правило, лишь слушали и не только не высказывали замечаний, но даже не задавали вопросов. Незадолго до завершения работ Сталин увидел на главной трибуне большой, вырезанный из дерева герб СССР и спросил, почему герб не бронзовый. Мирон Иванович стал объяснять, что резьба по дереву на фоне гладкой плоскости полированного ореха трибуны более уместна. Сталин сказал, что бронза, по его мнению, здесь будет смотреться лучше. Не искушенный в придворном этикете, архитектор стал горячо отстаивать свое решение, но, взглянув в это время на членов Политбюро, осекся: все они смотрели на него с нескрываемой жалостью, понимая, чем должен кончиться для него этот спор. Понял это и Сталин, который шуткой высказал свое отношение к такому неслыханному своевольству архитектора: «Что я могу сделать? Раз Мержанов мне приказывает деревянный герб, пусть будет деревянный». Уже значительно позже, после ареста Мержанова, на главной трибуне был укреплен бронзовый герб Советского Союза.
  • Последние годы жизни Мирон Иванович много писал акварелью.
  • Похоронен он на Армянском кладбище, в семейном захоронении, вместе с матерью Ольгой Мартыновной и братьями - талантливым художником Яковом Мержановым и известным журналистом Мартыном Мержановым. [2]
  • В Государственном архиве Ростовской области нашли документы о том, что дом семьи Мержановых, зарегистрированный на имя их отца - Мержанова Ивана Мироновича - зарегистрирован в книгах учета на 1916 и 1917 годы, и располагался на 16-й линии, 8.

Изображения

Библиография

Сноски

⧼cite_references_prefix⧽

  • Оба объекта были реализованы с отступлениями от проекта: «Станкоимпорт» в процессе строительства лишился многих важных аксессуаров, определяющих общее объемно-пространственное решение комплекса и пластику фасада, а у ВНИИ «Инструмента» и вовсе не был построен многоэтажный корпус в виде башни, что практически лишило ансамбль градостроительной логики. Однако, несмотря на все эти недостатки, в реализованных фрагментах виден творческий почерк Мержанова, выработанный им еще в первых объектах 1920-х годов.
  • Надгробие представляет собой изящную стелу из белого мрамора с факсимиле, символизирующим принадлежность к творчеству многих представителей этой семьи.
  • ⧼cite_references_suffix⧽