«Сотри случайные черты...»/Армен Меружанян, Елена Скворцова

Материал из Энциклопедия фонда «Хайазг»

Перейти к: навигация, поиск

Армен Меружанян, Елена Скворцова

"СОТРИ СЛУЧАЙНЫЕ ЧЕРТЫ..."

Однажды вдруг, проведя ладонью по базальтовой глыбе, ощутишь себя ваятелем и почув-ствуешь готовность камня поддаваться руке и воплотиться в образ... Даже будучи бес-форменной глыбой, камень, как самый "телесный" среди материалов, обладает неизъяс-нимой способностью навеять на мастера не только тему скульптуры и ее очертания, но даже требуемое от будущего произведения внутреннее напряжение фигуры. Именно так, инстинктивно, чувствует свой излюбленный материал единственный в Петербурге скуль-птор, работающий в камне, Лева Бейбутян. К эскизам он обращается лишь на второй ста-дии творческого процесса, когда уже не просто прочувствовал и осмыслил будущие фор-мы и их динамику, но успел вдохнуть жизнь в материал. Пигмалиону, если он истинный творец, не пристало просить Афродиту оживить Галатею, Пигмалион предпочтет само-лично наделить душой любимое произведение.

В "Любовном настроении" Кар Вай Вонга герой фильма находит выемку в камне и, поведав ему свои мысли, пропускает туда руку, - так через осязание подкрепляется духовное доверие. Подобное же чувствование отзывчивости скальной породы - в самой генетике Бейбутяна, выходца из страны "орущих камней", по словам Мандельштама, и потому столь естественна потребность камня "исповедаться" созидателю и воплотиться в зримый образ. И начинается самое таинственное - выявление видимых лишь автору очертаний на поверхности, которую древний инстинкт воспринимал как грань между двумя мирами - этим и потусторонним. Извлечение из глубин этого зазеркалья заведомо существующего в нем незримого образа остается самым сакральным актом скульптуры как искусства.

Постичь и отразить внутреннюю красоту человека как венца творения - таковы взаимоот-ношения Бейбутяна с камнем. В его женских портретах не следует искать внешней утон-ченности, изыска. Женщина - мать, супруга, сестра, дитя - для него прекрасна уже тем, что восходит к идеалу плодоносящей Природы, к идеалу чистой любви. Любовь не крик-лива, и потому мастер избегает резкости, отвергает внешние проявления, вынуждая фигу-ру вобрать жест внутрь себя. "Сотри случайные черты - и ты увидишь: мир прекрасен", произнес бы Блок, и Бейбутян, следуя заповеди поэта, отсекает все лишнее, выводит мате-риал из ненужных наслоений, предпочитая оставить зрителя наедине с центральным за-мыслом произведения - эманацией первозданной гармонии.

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Просмотры
Действия
Порталы
фонд
Инструменты