Агаянц Александр Иванович

Материал из Энциклопедия фонда «Хайазг»

Перейти к: навигация, поиск
Агаянц Александр Иванович
Агаянц Александр Иванович.png
Другие имена: Рубен (оперативный псевд.),
Азарьянц (оперативный псевд.)
Дата рождения: 22.02.1900
Место рождения: Чардахлы, Россия
Дата смерти: 29.12.1938
Место смерти: Берлин, Германия
Краткая информация:
Сотрудник внешней разведки СССР

Содержание

Биография

Агаянц Александр Иванович родился 22 февраля 1900 в с. Чардахлы (Елизаветпольская губ., Российская империя).

В эти годы отец его работал там смотрителем начального двухклассного училища и руководителем ремесла. Александр начал учебу в Чардахлы, где окончил двухклассное сельское училище, руководителем которого был его отец.

Затем семья переезжает в Елизаветполь, где в 1909 г. он поступает в восьмиклассную мужскую гимназию и оканчивает ее в 1917 г. Учась в старших классах, Александр стал заниматься с платными учениками, чтобы содержать себя и помочь семье.

В годы Гражданской войны

После окончания гимназии в составе большой молодежной группы армянских добровольцев он отправился на турецкий фронт. Там он был определен наводчиком в конно-горную батарею. Маршрут движения отряда пролегал из Елизаветполя (Азербайджан) через города Тифлис (Грузия) – Александрополь (с 1924 г. – Ленинакан, Армения) – Карс (Турция). Однако принять участие в боях не удалось, так как в это время началось отступление, и фронт был прорван. Последовало долгое возвращение домой. Вся эпопея заняла 10 месяцев. В конце мытарств Александр тяжело заболел тифом, обострился туберкулез, и он более полугода пролежал больным в деревне (село Зурнабад) под присмотром и на попечении отца.

В сентябре 1919 г. Александр вступил в партию и втянулся в партийную работу по распространению подпольной газеты большевиков «Новый мир», издававшейся в Баку.

В годы Гражданской войны работал в подполье в Азербайджане.

На партийной работе и в органах ЧК

С апреля 1920 г. (советизация Азербайджана) и до 1922 г. – в органах ЧК вел активную партийную и агитационно-пропагандистскую работу в Азербайджане и Армении.

В конце 1920 г. Александр добровольцем выехал в Петроград на курсы Красных командиров, откуда был откомандирован по болезни. Два месяца болел тифом и воспалением легких.

Участвовал в подавлении контрреволюционного восстания в Гяндже.

В 1921 г. работал техническим секретарем Укома АКП (азербайджанская коммунистическая партия), редактором армянской газеты и русской стенной газеты.

В 1922 г. – член Горсовета и член Укома, нелегальный сотрудник Политбюро по борьбе с контрреволюцией.

Весной 1922 г. Александр был направлен на партийную работу в Армению (ЦК КПА) сначала секретарем орготдела, затем заведующим инструкторско-информационным политотделом и, наконец, - заместителем заведующего орготделом ЦК.[1]

По разверстке ЦК осенью 1922 г. Александр был командирован на учебу в Москву[2], где получал стипендию ЦК Армении. Будучи членом партии, поначалу занимался шефской работой в Красноармейских казармах.

Вместе с Александром в Москву приехала сестра Феня, оба поступили в Институт народного хозяйства им. К. Маркса[3]. Саша и Феня учились на экономическом факультете, но Феня на дневном отделении, а Саша – на вечернем, так как должен был подрабатывать, чтобы содержать сестру и себя. Жили они вдвоем, в общежитии у них была своя комната.

В 1925-1927 гг. с ними жила и младшая сестра – Анна, которая училась в Москве в 3 и 4 классах общеобразовательной школы. По окончании учебы в институте Феня вместе с Анной вернулась в Гянджу, а Александр остался в Москве.

Институт Александр не окончил, с 3-го курса ушел на партийную работу. Правда, в 1927 г. он попытался возобновить учебу в институте, но ничего не получилось; его уже увлекла политическая деятельность, разведка, оперативная работа.

В том же 1927 г. Александр женился на Анне Сергеевне Гранкиной. Она училась на рабфаке после Московского кооперативного техникума и тоже работала в органах разведки. Через год у них родилась дочь Искра.

Сотрудник ВЧК, ОГПУ, НКВД

В 1926-1931 гг. он сотрудник ОГПУ в Москве (оперуполномоченный, помощник начальника отделения, начальник 7-го отделения Информационного отдела и политконтроля ОГПУ).

В 1931-1932 гг. в Иркутске – полномочный представитель ОГПУ в Восточно-Сибирском крае, начальник отделения особого отдела. В этот период совместно с Б.И. Гудзем они стали инициаторами оперативной игры против японской разведки, получившей название «Мечтатели».

1932-1934 гг. – снова ОГПУ, Москва – в анкете написано: «сотрудник».

1934-1936 гг. – Париж, Франция, Полпредство СССР, вице-консул. В этой поездке Александр Иванович был с семьей (жена и дочь). В Париже жена работала шифровальщицей и, по отзывам работников, находившихся в то время в Париже, очень неплохой шифровальщицей.

1936-1937 гг. – Москва, НКВД, «сотрудник».

В Берлине

1937-1938 гг. – Берлин, Германия. [4]

В мае 1937 г. возглавил Берлинскую легальную резидентуру.

«Рубен» установил связь с агентом в гестапо – начальником отдела общей контрразведки, гауптштурмфюрером СС Вилли Леманом (агентурный номер А/201, оперативный псевдоним «Брайтенбах») и с агентом в германском МИД – «Винтерфельдом». Советская разведка была многим обязана Вилли Леману за предоставление ценных сведений из самого центра нацистского государства.

После неожиданной смерти А.И. Агаянца связь с Леманом внезапно прервалась, так как заменить Агаянца было некем. Возобновилась она лишь в конце 1940 г., а в конце 1942 г. Вилли Леман был арестован гестапо и расстрелян.

Деятельность Александра Ивановича в Берлине была связана и с антифашистским движением Германии. Нацистская партия во главе с Адольфом Гитлером пришла к власти в 1933 г., в 1935 г. в Берлин был направлен резидентом Б.М. Гордон («Рудольф»), который в конце 1937 г. был отозван в Центр, по ложному обвинению осужден и расстрелян (посмертно реабилитирован).

В начале 1938 г. вместо него начинает работать А.И. Агаянц («Рубен»). Агаянц связывается с одним из руководителей берлинского подполья Арвидом Харнаком. По совету Агаянца Харнак («Корсиканец») вступает в «Клуб Богатых» и в «Союз нацистских юристов». Не подозревая о связи Харнака с советской разведкой, ему доверяют секретные документы Министерства экономики Германии и, в том числе, финансирования зарубежной агентуры. Вся необходимая информация через Агаянца поступала в Москву. Группа Харнака вошла в состав организации, названной позднее «Красной капеллой». В составе Капеллы были и «пианистки». Вся организация Красной капеллы насчитывала около 200 человек.

На долю Александра Ивановича выпал очень сложный период деятельности резидентуры. В результате политических репрессий в СССР резидентура была обескровлена: если в 1935 г. резидентура состояла из шестнадцати сотрудников, то к 1938 г. в ней осталось всего три человека. Работу с источниками информации, и, прежде всего, с ценными, приходилось вести самому резиденту. Активную помощь ему оказывала жена Анна. Вести о себе Александр Иванович сообщал брату, Михаилу Ивановичу, через будущего руководителя нелегальной разведки Короткова Александра Михайловича, который одновременно с Александром был в Париже и в Берлине.

А.М. Коротков начал свою работу в ОГПУ монтером по лифтам. Через пять лет уже был сотрудником иностранного разведывательного отдела и сразу же (1933 г.) командирован в Париж, затем в Берлин. В этот период он и был тесно связан с Александром Ивановичем, вплоть до 1938 г. После смерти Александра Ивановича Коротков наладил связь с агентом Арвидом Харнаком (Корсиканцем).

Арвид Харнак, как и Вилли Леман, был схвачен гестапо в 1942 г. и казнен. Летом 1941 г. от них поступали сигналы о возможном начале войны, но пока шла проверка сообщений, Германия развязала войну.

Правда о смерти разведчика

Александр Иванович погиб в конце 1938 г.

Состояние его здоровья было действительно тяжелым, но операция прошла более чем благополучно к чести немецких врачей из клиники «Шарите». После операции Александр Иванович поднялся (а не «остался на операционном столе», как любят писать журналисты и авторы ряда книг и энциклопедий) и вместе с женой и дочерью уже гулял по больничному парку, самочувствие его было вполне удовлетворительным. Об этом говорила его жена и часто рассказывала дочь.

И именно в этот период началась активная борьба с антифашистскими группировками. Видимо, Александр Иванович чувствовал надвигающуюся опасность. Идя на операцию, он не исключал, что его могут убить. В семье сохранилось его письмо к матери от 20 декабря 1938 г., где он, надеясь на успешный исход операции, все-таки прощался с родными и заверял их в своей беззаветной преданности делу, которому служил, и готовности умереть за него.

Сохранилось также письмо от 27 декабря 1938 г., написанное уже после операции, где он поздравляет всех родственников с наступающим Новым Годом, а 29-го декабря его не стало, и это было дело рук фашистов. Ему сделали укол и ввели в организм яд. Выяснилось все позднее. Все его братья и сестры боготворили его и были до конца своих дней благодарны ему. Он помог им переехать в Москву, получить путевку в жизнь, поддерживал материально и идейно.

Привезли Александра Ивановича в Москву в цинковом гробу, здесь кремировали, брату разрешили присутствовать при кремации, чтобы не было сомнений в подлинности покойника и акте кремации. Похоронен А.И. Агаянц на Донском кладбище (тогда оно называлось Московским крематорием).

Изображения

Разное

Библиография

Сноски

  1. Александр Иванович всегда был в гуще людей, беспрестанно вел пропагандистско-агитационную работу как через газету, так и на открытых заседаниях, собраниях активистов, публичных лекциях. Кроме того, «постоянно участвовал в советских и партийных кампаниях, избирался на все партконференции и съезды советов в уезде» (Выписка из его документов). В семье хранится более десяти различных мандатов, выданных Александру Ивановичу, в период с 1920 по 1922 гг.
  2. В анкете Всероссийской переписи членов РКП (б) 1922 г. на вопрос «Чему хотел учиться?» ответил: – «психоневрологии».
  3. В середине 20-х годов переименованный в Институт народного хозяйства им. Г.В. Плеханова, а в настоящее время именуемый Российским экономическим университетом им. Г.В. Плеханова
  4. Общий стаж работы в ВЧК, ОГПУ, НКВД – 14 лет (с учетом внештатной работы) из 38 лет, которые ему суждено было прожить. Александр Иванович владел армянским и русским языками в совершенстве, а по роду деятельности изучал французский и немецкий, хотя нигде об этом не упоминал (эти два языка он изучал еще в гимназии). Оперативный псевдоним его – «Рубен». В Париже и Берлине он работал под фамилией Азарьянц, имя и отчество оставил свои.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Просмотры
Действия
Порталы
фонд
Инструменты