Маркарянц Якуб

Материал из Энциклопедия фонда «Хайазг»
Перейти к: навигация, поиск
Дополните информацию о персоне
Маркарянц Якуб
Другие имена: Мирза-Якуб
Дата рождения: 1785
Дата смерти: 1829
Краткая информация:
Мирза, один из трех евнухов гарема Фетх-Али шаха

Биография

Из рода Маркаровых (Маркарянц) из Эривани.

Версия 1

В 1804 году во время осады крепости Эривани отряд грузинских добровольцев, поссорившись с князем Цициановым, возвращался в Тифлис. К нему примкнул Маркарянц, который бежал из Эривани, чтобы начать учиться в Тифлисе у приехавшего туда из Константинополя ученого.

Дорогой на караван напали персияне. Часть людей перебили, часть взяли в плен. Якубу было тогда 18–19 лет. Его оскопили. При дворе Фетх-Али шаха мирзу Якуба отдали в обучение к его соотечественнику, главному евнуху Ага-Якубу-Кутули. Под руководством последнего он изучил персидский и арабский языки и бухгалтерию.

За ученость Якуб получил титул «мирза», дававшийся в Иране лицам, владеющим пером. Способности Якуба и знание бухгалтерии обеспечили ему успех при дворе шаха. Быстро приведя в порядок запутанные счета годового расхода шахского гарема, которые до него вели два или три «метофа» (персидское звание бухгалтера), он стал лично известен шаху. Вместе со своими товарищами по несчастью, тифлисскими дворянами Манучаром и Хосровом, мирза Якуб вошел в торговое общество, основанное главным евнухом Кутули, для поставки товаров женщинам шахского гарема.

Мирза Якуб помогал родным в Эривани, составлял библиотеку, нанимал для себя учителей, сохраняя страсть к науке. За три-четыре года до смерти он изучил французский язык. Изучал мирза Якуб и русский, держа при себе, за неимением лучшего учителя, пленного русского солдата.

Версия 2

По другой версии, история Маркарянца была иной. Его оскопили в Тавризе, заставили принять магометанство, и, прежде чем попасть в шахский гарем, он некоторое время пробыл в серале (дворце) Гольден-Исмаилхана. Оставаясь скрытно православным, он пренебрегал отличиями, исходившими от мусульман, мечтая лишь об одном — уйти на родину. Ратификация Туркманчайского договора освобождала его от ненавистного ига, и по приезде Г. в Тегеран он не замедлил воспользоваться правом, предоставленным пленным XIII статьей договора. Уходом мирзы Якуба под покровительство русского посла широко воспользовалась партия, враждебная русскому представителю, чтобы еще более восстановить против него Фетх-Али шаха.

Будучи шахским казначеем, Маркарянц хорошо знал состояние казны, что составляло государственную тайну. Вместе с тем как евнух шахского гарема он знал все закулисные, тайные пружины политики шаха, часто вершившейся при посредстве его жен. Наконец, он имел большое состояние, а шах был скуп и стяжателен и смотрел на него как на свою собственность, ибо в Иране существовал закон, по которому все состояние евнухов наследовалось шахской казной. Отъезд бывшего евнуха из Ирана лишил бы шаха этого дохода.

По условиям же Туркманчайского договора Маркарянц как уроженец земель, отошедших к России, имел право возвратиться на родину. Мальцев в донесении Нессельроде сообщал после разгрома российского посольства: «Некто Ходжа-Мирза-Якуб, служивший более 15 лет при гареме шахском, пришел вечером к посланнику и объявил ему желание возвратиться в Эривань, свое отечество.

Грибоедов сказал ему, что ночью прибежища себе ищут одни воры, что министр российского императора оказывает покровительство свое гласно, на основании трактата, и что те, которые имеют до него дело, должны прибегать к нему явно, днем, а не ночью. Мирза-Якуб был отослан с фарашами в дом свой, с уверением, что персияне не осмелятся сделать ему ни малейшего оскорбления.

На другой день он опять пришел к посланнику с тою же просьбою; посланник уговаривал его остаться в Тегеране, представляя ему, что он здесь знатный человек <…> но усмотрев твердое намерение Мирза-Якуба ехать в Эривань, он принял его в дом миссии, дабы вывезти с собою в Тавриз, а оттуда, на основании трактата в Эривань».

« Некоторые исследователи считают, что это было специально разработанной провокацией английских дипломатов, настроенных враждебно по отношению к Грибоедову, с целью вызвать возмущение толпы. Такая же версия излагалась ранее в романе Д. Л. Мордовцева «Железом и кровью», по которой «заговорщики, воспользовавшись несчастной судьбой М.-Я., спровоцировали его уход под защиту русского посла, чтобы поставить Грибоедова в безвыходное положение и покончить с ним». »

Как бы то ни было, поступок Мирза-Якуба стал одним из поводов разгрома российского посольства. С переходом под покровительство в русское посольство М.-Я-ба положение Грибоедова стало угрожающим. Но отказать ему в покровительстве Грибоедов, согласно статье Туркманчайского договора о пленных, не мог.

Библиография

Сноски